Как это устроено?
Высшее образование: тест на интеллект или карго-культ?

Диплом вуза: как популярность обрушила качество высшего образования

Много лет в нашей стране иметь высшее образование было престижным. Диплом вуза был своеобразным цензом, признаком того, что его владелец достаточно амбициозен, умеет учиться, то есть – ставить цели и достигать их; обладает определенным культурным уровнем, кругозором общего характера.

Сама специализация при этом была уже вторична. Иногда при приеме на работу решение в пользу соискателя принималось благодаря тому, что у него есть диплом вуза — как определенный тест на набор нужных компетенций.

В 21 веке высшее образование стало доступнее. Появилась платная «вышка», а вместе с ней и мода на высшее образование как маркер уровня интеллекта и культуры.

Сейчас выпускается в 2-3 раза больше специалистов с высшим образованием, чем 25 лет назад. Пик пришелся на 2010 год (полтора миллиона выпускников в год), сейчас тенденция пошла на спад, вузы выпускают около миллиона человек в год – это всего вдвое больше реально нужного стране количества.

Чем ценно высшее образование?

А) это знания. Но не во всех специальностях и профессиях. К сожалению, сейчас из-за модности высшего образования во многих вузах специальности, раньше бывшие типично СПО-шными, стали ВО-шными, по сути без необходимости.

К примеру, в Екатеринбурге в Гуманитарном Университете можно получить высшее образование… парикмахера. Хотя на самом деле парикмахеру нужен хороший курс обучения и много практики. Но те студенты, которые действительно хотели бы и могли бы заниматься этой работой, настроены на получение непременно высшего образования, и поэтому вычеркивают для себя эту профессию. Вычеркивали, пока предложение не пошло навстречу спросу. Теперь же они будут стилистами с высшим образованием: их мамы смогут говорить подругам, что дети закончили университет, а «дети» получат возможность стабильно зарабатывать. Неплохая сделка – на первый взгляд.

Б) Высшее образование учит учиться. Дает технологии получения знаний. Их можно найти самостоятельно или с помощью специальных людей и организаций, но когда тебе опытные педагоги вручают инструменты твоего развития и учат пользоваться ими – это ценно и приятно.

В) А еще высшее образование дает возможности, связи. Общий учитель, студенческая дружба, вузовское землячество, просто репутация в глазах педагогов и сокурсников продвигают потенциального работника иногда гораздо лучше, чем резюме в базе биржи труда. Но связи без знаний, без намерения учиться, совершенствоваться, употреблять накопленное в профессиональном труде бессмысленны.

Диплом вуза – увы, не дорога к стабильности и достатку. Тем более когда он доступен практически любому желающему, – только плати.

Платное образование устранило конкуренцию за доступ к знаниям.

Сначала ввели платные места дополнительно к бюджетным. Потом условный расклад «80% бюджетных на 20% платных» перевернулся.

К примеру, в 1996 году факультет журналистики  УрГУ принял (а спустя пять лет и выпустил) порядка 50 журналистов-«бюджетников» и 10 журналистов-«платников». 

В 2019 году УрФУ (так теперь называется этот вуз) заявил 54 «платных» места и 6 «бюджетных».

Что это означает?

Что раньше, чтобы стать журналистом, нужны были достаточный уровень знаний (результат экзаменов) и профессионально важные качества, которые определяются с помощью «творческого конкурса» (они не влияют на оценки в аттестате).

Сейчас к факторам отбора добавились платежеспособность родителей (у детей из небогатых семей меньше шансов стать журналистами, чем раньше) и отсутствие для поступающих на платное отделение отбора в порядке рейтинга.

Поясним этот пункт.

Двадцать лет назад право поступить на платное отделение получали ребята из верхней части списка не прошедших на бюджет. Сейчас во многих вузах это не так. Подать заявление на платное обучение может любой выпускник, набравший больше определенного балла ЕГЭ (часто этот балл минимален). Желающие учиться платно при этом не выстраиваются, как раньше, в рейтинг по баллам. Кто первый заключил договор с вузом и заплатил взнос, тот и попадает в студенты.

Вот условная фантазийная таблица:

2000 год2020 год
На бюджет прошли:
1.    Вася 100 баллов
2.    Петя 98 баллов
3.    Маша 97 баллов
4.    Коля 96 баллов
5.    Аделаида 95 баллов
На бюджет прошли:
1.    Вася 100 баллов
2.    Петя 98 баллов
 На платные места претендуют (в порядке рейтинга):
6.    Игнат 94 балла
7.    Василиса 92 балла  
 На платные места претендуют (в том порядке, как займут очередь в кассу):
3.    Маша 97 баллов
4.    Коля 96 баллов
5.    Аделаида 95 баллов
6.    Игнат 94 балла
7.    Василиса 92 балла
8.    Агния 90 баллов
9.    Ирина 86 баллов
10.  Михаил 84 балла
11.  Борис 76 баллов
12.   Зоя 69 баллов
13.  Наталья 53 балла  
 Не поступили:
8.    Агния 90 баллов (пройдет, если Василиса выберет другой вуз)
9.    Ирина 86 баллов
10.  Михаил 84 балла
11. Борис 76 баллов
12.  Зоя 69 баллов
13. Наталья 53 балла
14. Иван 45 баллов
 Не поступил: Иван 45 баллов
Условная таблица: как устроено поступление в вуз

Почти полностью «платные» факультеты с малым количеством бюджетных мест плюс отсутствие системы отбора в студенты лучших учеников – и мы получаем ситуацию, в которой почти любой школьник с платежеспособными родителями может получить высшее образование.

Вернее, документ о высшем образовании.

Из маркера, признака наличия определенных качеств, диплом об окончании вуза в ряде профессий превратился в цацку, модную побрякушку. Сегодня диплом об образовании не гарантирует наличия этого образования.

Качество высшего образования заметно снижается. В гуманитарных дисциплинах заметно резкое ухудшение, в инженерных – чувствительное.

Диплом вуза: почему он обесценился?
Диплом вуза: почему он обесценился?

Система набора студентов тянет за собой и систему отчисления. Если половина учеников работает спустя рукава, но платит за обучение – вуз заинтересован в том, чтобы продолжать учить таких студентов. У него нет причин активно отчислять лентяев и халтурщиков. А вот оставить тех, кто хотя бы приходит на лекции и экзамены – причина есть.

Одновременно с падением «качества» студентов падает и уровень преподавания.  

Во-первых, этому способствует высокая степень бюрократизации работы педагогов – нарастающая год от года. Преподаватели не столько занимаются передачей знаний и навыков работы с информацией студентам, сколько «сражаются с бумагами». Для этого нужен совершенно иной набор компетенций, чем для собственно преподавания.

Во-вторых, работа в вузах оплачивается намного ниже, чем работа по профессиям, требующим среднего специального образования. В прежнее время это компенсировалось чувством востребованности, оцененности, нужности. Но в наше время «успешным человеком» часто называют того, кто хорошо зарабатывает. Увы, это не про педагогов!

Такая ситуация приводит к вымыванию ощущения осмысленности и значимости в работе людей с высшим образованием по выращиванию новых людей с высшим образованием. Замкнутый круг.

В итоге талантливые педагоги все чаще уходят из системы, а их потенциальная смена сразу выбирает для себя другие дороги, – те, на которых можно заниматься делом, а не отчетами, и обеспечивать себе заработок с гораздо меньшей затратой ресурсов и большей отдачей.

По ряду специальностей из способа получить больше знаний высшее образование превращается в карго-культ, имитацию.

Высшее образование: тест на интеллект или карго-культ?
Высшее образование: тест на интеллект или карго-культ?

На выходе – ценность вузовского образования (особенно гуманитарного) заметно нивелируется, а за определением «менеджер с высшим образованием» может скрываться практически кто угодно. Работодатели «жалуются» на большое количество непрофессиональных кадров без внутренней мотивации на работу по выбранной профессии и без востребованных ею качеств и навыков. В особенности это относится к гуманитарным вузам, не входящими в топ-100 вузов РФ. Чаще всего упоминают на недостаточную подготовленность врачей, учителей, менеджеров, экономистов. В вакансиях  достаточно часто крупные и известные компании (чаще всего связанные с программированием) пишут, что диплом кандидата их не интересует.

Часто вуз – это пропущенные пять важных лет жизни, хорошо проведенное время за деньги родителей и перспективы получить не очень высоко оплачиваемое место работы в офисе малого и среднего бизнеса.

Результаты сдачи ЕГЭ в 2019 году, когда только 3,5% сдававших набрали более 80 баллов ЕГЭ по математике[1] (что соответствует оценкам 4 и 5)[2], вызвали комментарии, подобные этому:

– В этом году на профильный ЕГЭ не пришли те, кто был не уверен в уровне своей подготовки. Итак, кто был уверен и справился на 4 и 5 – таких осталось 3%. Это радует, в предыдущие годы результат был ниже. А что будет с остальными 97%? Что-то мне подсказывает, что многие поступят в вузы, – кто-то на бюджет, кто-то станет учителем, а кто-то президентом, кто-то потом возглавит министерство просвещения. Уважаемые родители! Вы это заказывали, вы из-за этих показателей переживали, нанимали репетиторов, нервировали своих детей? Вы понимаете культурный уровень России образца 2030 года?..

Востребованность вузов падает уже сейчас.

Те процессы, о которых мы пишем, социум уже уловил, реакция началась. В июне 2019 «РИА Новости» обнародовал результаты своего опроса[3], а также исследования сервиса Superjob. За последние девять лет число выпускников, намеревающихся получить высшее образование, значительно сократилось: в 2010 году о планах детей поступить в вузы заявили 80 процентов родителей, в 2019 – 47%. Число тех, кто собирается получить среднее среднее специальное образование, выросло с 8 до 26%.

Люди все меньше готовы платить за «корочки».

Писатель Андрей Жвалевский, активно занимающийся темой профориентации подростков, в статье «Крах образования. Начало»[4] дает такой прогноз ситуации с высшим образованием: «Иссякнет поток молодежи, которых мамы с папами отправляют в институт за дипломом (все равно каким). Соответственно, начнется мор всякого рода экономико-менеджерско-гуманитарных вузов (особенно частных). Серьезные, особенно технические, вузы удар перенесут легко. Как следствие, выжившие вузы будут работать с «идейными» абитуриентами, которым нужны не корочки, а знания».

Неужели правильный путь – признать обесценивание высшего образования и отказаться от него?

Ответов на эти вопросы два. Да и нет.

В конкретном моменте и в прикладном смысле – да. Для сегодняшнего выпускника школы, не знающего, «чего хотеть», не видящего перед собой конкретную увлекающую его цель, – проще и выгоднее начать свое профессиональное самоопределение с  колледжа, а не вуза.

Но с точки зрения не тактики, а стратегии важно искать пути восстановления качества высшего образования. Если Россия хочет оказаться в будущем вместе со всем миром, – ей нужно вложиться в появление специалистов, которые могут это будущее делать.

В математике есть понятие «жадный алгоритм». Этот тип алгоритмов на каждом «рукаве выбора» предпочитает более выгодный в ближайшей перспективе вариант. Но ежесекундный тактический выигрыш может обернуться проигрышем в целом. Удовлетворение общественного запроса на рабочие специальности при оттоке «умников» из сектора профессий, требующий высшего образования, может в отдаленном будущем привести к весьма неприятным последствиям.

Что же делать старшим школьникам? Учиться не «на кого-то», а «для чего-то». Не стремиться в вуз ради вуза.

Вероятно, правильный ответ (или один из правильных ответов):

  • Если ты точно знаешь, чем хочешь заниматься в ближайшей перспективе, и для этого нужно высшее образование  – иди в вуз.
  • Не знаешь? Начни с колледжа. Получишь профессию, возможность зарабатывать, а значит – самостоятельность и свободу. Это не лишает возможности  поступить в вуз, сделав выбор осмысленно.
  • Если взрослый человек думает о повышении дохода и смене рода деятельности, – ему стоит обратить внимание на профессии, требующие среднего специального образования.

Еще один вывод, который могут сделать из приведенных выше данных родители школьников. Возможно, мы поощряем в детях развитие вовсе не тех качеств, которые сделают их востребованными на рынке труда.

Текст: Инна Бартош, автор книги «Рынок труда в России»

Рисунки: Екатерина Копытина

Какие свойства личности массово нужны работодателям от работников?


[1] В 1955 — 1956 гг этот показатель составлял 75%.

[2] Ссылка на источник информации

[3] https://ria.ru/20190618/1555651421.html

[4] forteen.info/krax-obrazovaniya-nachalo